Ушли на фронт: учредителями фирм-заемщиков проблемных банков стали жители конфликтных регионов Украины

4DE2628B8884A7E655249CE8FC5D12BCEE73CD8DBDAE4C6CCCpimgpsh_fullsize_distr

Учредителями компаний, бравших кредиты в проблемных банках, теперь являются граждане Украины, проживающие в неспокойных регионах этой страны

В компаниях, которые брали крупные кредиты в проблемных банках, сменились собственники и директора. Вместо молдавских граждан учредителями и менеджерами шестнадцати фирм стали жители восточных регионов Украины, неконтролируемых центральными властями страны. Эксперты считают это попыткой замести следы и удивляются, что правоохранительные органы не запретили компаниям вносить изменения в учредительные документы.

Впервые о смене собственников компаний, которые брали крупные кредиты в трех проблемных банках — Banca de Economii, Banca Sociala, Unibank,— сообщил лидер «Нашей партии» Ренато Усатый. По его словам, компании, бравшие кредиты, «были оперативно проданы неким лицам с Украины, а именно из Луганска». Мэр Бельц перечислил названия компаний и имена их новых украинских собственников.

NM проверил названные Усатым компании в базе данных Регистрационной палаты Молдовы. Согласно ей, учредителями юрлиц теперь значатся все перечисленные политиком физлица. Роман Невзоров из Луганска стал владельцем Dasler Con и Agercom Grup. Житель Донецка Дмитро Петренко стал владельцем Talnes, Lavima-Impex и Storad Grup, его земляк Илья Газовский — Univet Invest и Alreda Pro, дончанка Галина Клименко — Megasoft International, Apropo-Com и Molint Grup, а дончанин Виктор Клименко — Liramex-Com, Impact Imobil и Grand Imobiliare. Еще один житель Донецка Вадим Коротких владеет Elcomet-Prim, Citadina-Mob, Bass-Clasic.

По данным выписок Регпалаты, учредителем Megasoft International до последних изменений числился Вячеслав Лупов, Apropo-Com — Моисей Местер, Molint Grup — Сергей Лебедев. Усатый уверяет, что все учредители — доверенные лица бизнесмена Илана Шора.

По данным мэра Бельц, компания Agercom Grup взяла кредит на сумму свыше $4 млн, Dasler Con — на сумму свыше $8 млн, Alreda Pro — более $11 млн, Talnes получила кредиты на сумму более 60 млн леев. «Через аналогичные компании были взяты кредиты в инвалюте и в леях, на общую сумму более чем $400 млн, на основе фиктивных контрактов и контракта предоставления услуг, а затем эти деньги передавались в офшоры и не только»,— сказал он.

NM попытался связаться с Ильей Газовским, у которого обнаружился аккаунт в соцсети «ВКонтакте». Корреспондент NM отправил ему сообщение, но ответа не получил. Вскоре аккаунт Газовского был удален.

Отметим, на стадии ликвидации сейчас находится еще одна компания, фигурирующая в отчете Kroll по «краже века»,— британская Roseau Alliance LLP, выкупившая в 2013 году у Banca de Economii проблемные кредиты на 1,3 млрд леев. Согласно отчету Kroll, незадолго до введения спецуправления Нацбанком, контракт был расторгнут.

В Антикоррупционной прокуратуре, которая ведет расследование по делу Banca de Economii, Banca Sociala, Unibank, получить комментарий по поводу смены собственников в компаниях-заемщиках NM не удалось. Исполняющий обязанности главы ведомства Адриан Попенко попросил прислать письменный запрос. На момент написания материала ответ на него получен не был.

Эксперты говорят, что смена собственников — обычное дело. «Это старая практика. В Молдове часто в этих целях обращались к жителям Приднестровья. За подавляющим большинством „мусорных“ компаний, то есть юрлицами, которые занимались обналичиванием денег или брали невозвратные кредиты, стояли жители Левобережья. После таких операций найти учредителей компании становится непросто. Приднестровье вне правового поля молдавских правоохранительных органов»,— сказал NM управляющий партнер юридической компании Brodsky Uskov Looper Reed & Partners Руслан Усков.

Юрист говорит, что речь идет о заметании следов, но полагает, что смены собственников вряд ли будет достаточно, чтобы это сделать. «При обычных обстоятельствах можно обойтись этим формальным основанием, чтобы следствие остановилось и не были найдены виновники преступления. Но в нашем случае, когда дело приобрело политический окрас, такой ход, как смена учредителя, вряд ли пройдет. Правоохранительные органы имеют право признать сделки продажи недействительными и вернуть первоначальных собственников этих компаний. Доказать, что сделка по покупке акций была фиктивной и что она совершалась для затруднения следствия и запутывания следов — несложно. Это вопрос очной ставки, проверки оплаты финансовых обязательств и т.д.»,— сказал Усков.

В то же время юрист считает странным, что прокуратура не запретила компаниям вносить изменения в учредительные документы. «Прокуроры должны были это сделать»,— уверен Руслан Усков.

Эксперт Виктор Чобану напомнил, что в Молдове широко распространена практика оформления компаний на подставных лиц с украинским гражданством. «Мы сталкивались с аналогичными операциями в 2010–2011 годах, когда осуществлялись рейдерские атаки на банки. Там тоже фигурировали лица с Украины. Также часто в таких делах фигурируют люди из Приднестровья. Это довольно стандартная операция по запутыванию следов и попытка спрятать концы в воду»,— сказал он NM.

Чобану, как и Усков, уверен, что для следствия, которое хочет разобраться в ситуации, смена собственников не затруднит расследования, поскольку по истории компании можно проследить, кто был ее директором, когда фирма брала кредит.

«Но если следствие не хочет копаться в этом деле, оно может сослаться на тот факт, что граждан допросить нельзя, ввиду того что они находятся в зоне боевых действий [на востоке Украины]. Могут найти и другие причины. Впрочем, следственные органы до сих пор особого рвения в расследовании не проявляли. Это можно объяснить тем, что в схеме участвовали лица из власти»,— полагает Виктор Чобану.

Он также отметил, что аудиторской компании Kroll затруднили работу: «Им будет непросто искать, а уж тем более возвращать деньги. Даже если они найдут, вернуть им удастся далеко не все».

Authors

Похожие новости

Top